Интерью данное Николаем Фоменка порталу AUTO.RU.

«Авто.ру»: Сертификация будет проводиться на Дмитровском полигоне?

Николай Фоменко: Не дай Бог. Мы будем сертифицировать ее на «Автоторе» в Калининграде, у них уже есть большой опыт работы с BMW. С 1 февраля 2009 года будет проведена и европейская сертификация.

«Авто.ру»: Сборка будет производиться в Москве?

Николай Фоменко: Да. К публичному объявлению 23 мая, я надеюсь, у нас будет три разных вида кузовов и три различных салона. Все, что связано с программным обеспечением и энтертейментом, у всех моделей будет одинаковое. А с 1 июня мы начнем строительство производства мощностью 1200 автомобилей в год, на котором будут делаться три версии автомобиля: кроссовер, седан и спорт-кар. Мы продвигаемся достаточно быстро. Это будут т.н. «малолитражные» автомобили, т.е. достаточно доступные и «внятные» с точки зрения общеавтомобильного понимания. Но технологии будут применяться самые передовые.

«Авто.ру»: Двигатели, используемые в автомобиле, производства Renault?

Николай Фоменко: На сегодняшний момент – да. Пока есть бензиновые двигатели, нам это удобнее. Кроме того, мы работаем с этими моторами во всех направлениях – «раздвигаем» куда нужно, «опускаем» куда нужно при помощи того же Renault и спортивных бюро. Но сразу хочу сказать, что это не тюнинг. То, что мы делаем с двигателем и тот проект, который у нас будет связан в основном с седаном и кроссовером, позволит нам сделать разный расход топлива на одном и том же двигателе. Расход топлива будет находиться на нетипично низком уровне при той же лошадиной силе. Уже в этот мотор мы позволим себе «вставить» инновацию, которая есть у нас, и которой пока нет у других. И это мы гарантируем.

«Авто.ру»: А что Вы можете рассказать о комплектующих?

Николай Фоменко: Нашим неверующим соотечественникам, агрессивно настроенным против всего отечественного, трудно объяснять что-то. Салон весь сделан из материалов, а это продукция Pininfarina, которые выйдут на рынок серийного автомобилестроения только где-то к 2010 году. У нас была возможность получить в Pininfarina опытные образцы и применить их уже сейчас.

В ближайшем обозримом будущем, под этим я имею в виду два ближайших года, во всех наших автомобилях будут двигатели Renault объемом 3,5 л. Но при этом мы гарантируем нашему потребителю расход топлива несопоставимо более низкий, чем в автомобилях с этим же двигателем, которые мы видим на дорогах сегодня. Резину мы используем Pirelli. Диски – это наше отечественное творчество, изготовленное в Корее. Станки, которые работают сейчас в Корее, были изобретены нашим соотечественником. Еще раз хочу подчеркнуть, что мы не делаем ставку на бензиновый мотор, поэтому мы не хотим представлять всю линейку двигателей объемом от 0,8 л до, скажем, 6,5 л.

Вообще, у нашей страны единственный шанс – обрезать старые подходы. Сейчас, например, в нашей стране есть материал, стоящий выше кевлара, который уже может применяться в автомобилестроении. Мы – не настолько отсталое в смысле умов государство, чтобы позволять себе бесконечно продавать за границу технологии. Никто из крупных мировых автопроизводителей не может позволить себе выбросить то, что у него есть. Куда это все девать?

«Авто.ру»: Не могли бы Вы пролить свет на один из самых интересующих потенциального потребителя вопрос – о цене?

Николай Фоменко: Я беру за основу систему работы Porsche AG, когда спорт-кар во многих своих проявлениях, т.е. весь модельный ряд, «поддержан» одним общедоступным автомобилем Porsche Cayenne. Соответственно, он тащит на себе весь остальной модельный ряд завода. Когда мы говорим о нашей ценовой политике, то это достаточно сложный момент, поскольку у нас с инвестором несколько отличаются подходы, но мы уже приходим к общему знаменателю.

Мы говорим об автомобилях класса седан и кроссовер как об автомобилях достаточно высокого класса. Эти вопросы нами хорошо изучены. Мы говорим о таком же размере, формате и комфорте, но в ценовой политике мы будем у них выигрывать. Платформа GT также будет стремиться выиграть у своих конкурентов по всем направлениям: и на улице, и в спорте. Вот пример, который я не устаю приводить. За свой первый мобильный телефон я заплатил 4,5 тыс. долларов, причем это были еще «те» доллары и «та» Москва. А вот сейчас 50-долларовый телефон легко потерять в кармане. Вы же понимаете, о чем я говорю. Это все – вопрос технологий.

Мы давно можем ездить на водороде и заливать в автомобиль воду. Это сделано в реальности. Но глобализация не дает возможности избавиться от бензинового мотора. Сейчас, начиная работу над автомобилем, мы начинаем с покупки 100 двигателей, а не 300 или 500, что, как вы понимаете, сильно удешевило бы автомобиль. Но мы не делаем ставку на бензин. Кризис является переломным моментом, и мы, с точки зрения инноваций и технологий, хотим находиться впереди. И еще хочу добавить, что наши автомобили не придется «доставать», как «Жигули» в советское время. Они будут достаточно доступны для потребителя. В том числе и с помощью кредита.

«Авто.ру»